Я очень люблю свою рандомную жизнь. Иногда нечто более низшее, чем Эго, вшибает меня в холодную воду и говорит мне: "Иди к черту, тебя не существует, ты кусок ветреного полотна", и я стремительно начинаю неверить, но ничего не могу поделать с ужасающей херней. Наверно, Къеркегору было так же сложно говорить про ангст, который, кстати сказать, был сильно познан мной в детстве. Дядюшка Серен, я люблю тебя, посмотри на меня из самой глубокой задницы дыры экзистенциализма, я машу тебе кружкой с кофе.
Мне покупают табак, меня водят в кино, меня кормят, поят, обнимают, иногда даже носят на руках. Меня любят. Охуенно. Вопрос только в том, почему я начинаю вылетать в космос.
Это становится похоже на депрессивный высер? Какой такой депрессивный высер? Я только что поглядела отличный фильм Марты Файнс про Онегина, у меня завтра коллоквиум, мне вставать через шесть часов, кофе не спасает, зато попавший в глаз острый перец просто прекрасно тонизирует. Работа стоит, учеба скорее простаивает, снег растаял, майка с принтом двух целующихся копов наконец-то нашлась и мир обретает все краски весеннего сумасшествия.
Я бью ассассина об стену, мой бывший молодой человек волнуется за мою личную жизнь, моя названая сестра волнуется за мое сознание, моя лучшая подруга волнуется за мое поведение, моя бабушка волнуется за мою учебу, а я ни о чем не беспокоюсь, потому что...
Космос inside.
Ребята. Со мной все хорошо. Даю вам честное мое слово. И в этот раз настала пора мне поверить, потому что как только у меня случится что-то более плохое, чем пауза в любимом сериале или пара лишних килограммов, я обязательно прибегу к вам по очереди или даже соберу вас вместе и устрою ббольшущую покаянную речь, в конце которой вы проклянете меня примерно тридцать и три раза и отправите бандеролью в, к примеру, Гренландию, и лично отправитесь следом проследить, чтобы меня там сожрали на части голодающие гренландские детенышы.
Я ВАС ЛЮБЛЮ.

@темы: Жизнь